Червовидный отросток

Местонахождение, функции и болезни аппендикса



Аппендикс – это червеобразный отросток слепой кишки, рассматривающийся современными учеными, как рудиментарный орган, до сих пор вызывающий горячие споры о своем истинном предназначении.

Оглавление:

В организме человека он обычно находится около слепой кишки справа внизу, но в норме рассматривают несколько разных возможных вариантов локализации аппендикса.

Когда он подвергается воздействию патологических факторов, существует вероятность воспаления (аппендицита), которое сопровождается сильной болью с правой стороны.

Аппендэктомия – одна из самых распространенных операций на брюшной полости, суть которой заключается в удалении воспаленного рудимента.

Особенности строения червеобразного придатка

Аппендикс (червеобразный отросток) – придаток слепой кишки, который есть только у нескольких видов млекопитающих: кроме людей, аппендиксом обладают кролики, морские свинки, обезьяны, лошади и некоторые другие животные.



Червеобразный отросток – это трубчатое образование, которое выглядит как небольшой мешочек. Его просвет выходит в полость слепой кишки.

Размеры аппендикса у разных людей могут отличаться. Обычно он имеет протяженность около 7 – 10 см, но все значения в диапазоне от 1 до 20 см будут считаться нормой.

В Книге рекордов Гиннесса был описан случай, когда размер аппендикса человека достигал 23 см. Ширина отростка в нормальном состоянии не должна превышать 1 см.

Диаметр аппендикса неравномерен – ближе к горлышку (месту перехода в полость слепой кишки) он сужается.

Просвет отростка прикрыт складкой заслонки, которую называют заслонкой Герлаха. Она препятствует попаданию в полость органа содержимого кишечника.



У детей вход в червовидный отросток имеет воронкообразную форму, которая в процессе развития изменяется.

Структура тканей органа не сильно отличается от строения тканей кишечника. Его стенки состоят из слизистого, подслизистого и мышечного слоев.

Слизистую аппендикса покрывает цилиндрический эпителий. Она богата фолликулами, которые, иногда сливаясь между собой, образуют бляшки.

Самый толстый слой – подслизистый. В аппендиксе находится большое количество лимфоидной ткани.

Как уже писалось выше, существует несколько вариантов нормы расположения отростка относительно слепой кишки:


  • нисходящий вид расположения предполагает, что аппендикс опущен к области малого таза, где с правой стороны граничит с мочевым пузырем и репродуктивными органами;
  • медиальное расположение означает, что орган находится в петлях кишок. При аппендиците с гнойными осложнениями это грозит перитонитом и спаечной болезнью. При таком расположении боли при аппендиците будут не с правой стороны, а ближе к центру живота;
  • латеральная позиция отростка подразумевает, что рудимент находится в боковом канале справа, что располагает к хроническому течению аппендицита;
  • подпеченочная локализация аппендикса значит, что он расположен под печенью или у желчного пузыря;
  • интрамуральное расположение еще называют внутреорганным, потому что рудимент расположен прямо в стенке слепой кишки;
  • переднее нахождение аппендикса бывает, когда отросток прилегает к передней брюшной стенке. Данное расположение располагает к образованию спаек. Как и при медиальном нахождении, боли при аппендиците будут не справа, а ближе в середине живота;
  • левостороннее нахождение аппендикса встречается крайне редко. Оно возможно при инверсии внутренних органов. Тогда и слепая кишка, и аппендикс, прикрепленный к ней, будут находиться слева, а не справа.

Нахождение червеобразного отростка слева может осложнить своевременную диагностику аппендицита.

Функциональное значение аппендикса

В современной медицине известны случаи, когда люди, чтобы предотвратить возможное воспаление, заранее удаляют аппендикс, не понимая, какой может быть его роль в организме.

Функциональное значение аппендикса до сих пор является предметом множества дискуссий в научных кругах:

  • Роль червеобразного отростка;
  • Функции аппендикса;
  • Стоит ли удалять заранее этот потенциально опасный орган, грозящий воспалением?

Существуют разные теории относительно того, какой смысл природа закладывала, создавая этот орган.

В спорах, зачем человеку аппендикс, червовидному отростку приписывают следующие функции:


  • иммунологическую;
  • секреторную (он вырабатывает липазу и амилазу);
  • гормональную (гормоны, выделяемые аппендиксом, помогают контролировать перистальтику кишечника и обеспечивают нормальное функционирование его клапанов).

По мнению американских ученых, червеобразный отросток выполняет защитную функцию.

В нем, так же как и во всем кишечнике, существует особая микрофлора, содержащая множество полезных для человека бактерий.

В полости аппендикса они живут в особых щадящих условиях, практически не подвергаясь возможным негативным воздействиям, которые могут быть от неправильного рациона, алкоголя или принимаемым человеком лекарств.

Считается, что в случаях, когда нормальная микрофлора кишечника изменена, ресурсы червеобразного отростка высвобождаются, в результате чего работа организма постепенно может быть налажена.

Иногда аппендикс используется при реконструктивных операциях на ЖКТ или на органах мочеполовой системы.



Согласно статистике, люди, которым не проводили удаление аппендикса, менее подвержены онкологическим заболеваниям.

Кроме того, они вообще реже болеют, у них лучше функционирует пищеварительная система.

Люди с аппендиксом проще переносят заболевания, повышенный радиационный фон и физические нагрузки.

Так что хотя вопрос, зачем нужен аппендикс, какой смысл в его сохранении, до сих пор остается открытым, врачи не рекомендуют удалять его без причины.

Воспаление аппендикса

Аппендицит – это опасное состояние, которое требует оказания срочной медицинской помощи. Существует несколько теорий, описывающих факторы, способствующих появлению аппендицита.

Согласно механической теории, при закупорке выхода в слепую кишку в аппендиксе создается среда, благоприятствующая размножению бактерий, и их активность начитает носить патологический характер, в результате чего и развивается аппендицит.

Чаще всего просвет аппендикса бывает перекрыт каловыми камнями или увеличенными лимфоидными фолликулами.

В результате закупорки орган отекает, в нем скапливается слизь, в которой начинают активно развиваться микроорганизмы.

Из-за деятельности бактерий и увеличивающегося в полости аппендикса давления нарушается кровоснабжение отростка, а его ткани воспаляются вплоть до развития некроза.

В сложных случаях возможен даже разрыв аппендикса, что ведет к дальнейшим осложнениям.



Согласно инфекционной теории, червеобразный отросток воспаляется под влиянием некоторых инфекционных заболеваний (например, брюшного тифа, иерсиниоза, туберкулеза, амебиаза или при паразитарных инфекциях).

Но какой-либо точной взаимосвязи между определенным видом инфекции и аппендицитом до сих пор не обнаружено.

Так что данные болезни скорее создают благоприятную для развития аппендицита обстановку в организме, но редко они сами напрямую провоцируют его развитие.

Сосудистая теория говорит, что нередко причиной аппендицита являются системные васкулиты.

По эндокринной теории активатором воспаления является серотонин, вырабатывающийся в слизистой аппендикса.



Выделяют несколько видов течения аппендицита: воспаление может быть острым или хроническим.

По морфологическим особенностям заболевания острое воспаление может принимать форму:

  • поверхностного (простого) аппендицита;
  • деструктивного аппендицита, при котором нередко встречается гангрена или разрыв аппендикса;
  • осложненного аппендицита, сопровождающегося перитонитом, абсцессами, пилефлебитом или сепсисом.

Хронический аппендицит разделяют на:

  • первично-хроническую форму;
  • хроническую рецидивирующую форму;
  • резидуальную.

В зависимости от расположения отростка аппендицит может быть классическим, ретроцекальным или ретроперитонеальным.

У детей червеобразный отросток воспаляется реже, чем у взрослых, но сама болезнь протекает стремительно и в более агрессивной форме.



Основными симптомами аппендицита являются:

  • сильная боль с правой стороны (болевые ощущения могут локализоваться в подреберье или располагаться справа внизу живота):
  • резкие скачки температуры;
  • тошнота до рвоты.

С какой стороны будут болевые ощущения, зависит от расположения отростка: в редких случаях при инверсии органов они будут слева, но обычно боли локализуются с правой стороны.

Воспаление аппендикса при своевременном обращении к врачу легко лечится при помощи хирургического вмешательства и дополнительной медикаментозной терапии.

Удаление воспаленного органа является единственным эффективным способом лечения данного заболевания.

Сайт носит исключительно информационный характер. Ни в коем случае не занимайтесь самолечением. В случае обнаружения у себя каких-либо симптомов заболеваний обращайтесь к вашему лечащему врачу.



Источник: http://protrakt.ru/appendiks/mestonahozhdenie-i-funkcii.html

Червеобразный отросток

Один из элементов слепой кишки — червеобразный отросток — важный орган в иммунной системе желудочно-кишечного тракта. Имеет индивидуальные особенности расположения справой стороны брюшной полости. Ранее медики удаляли отросток за ненадобностью, но после этого было выявлено ухудшения умственных способностей и иммунитета у детей и такие манипуляции прекратили. Аппендикс регулирует микрофлору кишечника и способствует уничтожению патогенных организмов. При воспалении отростка диагностируют аппендицит, что сопровождается сильной болью и требует немедленного вырезания. Самолечение и игнорирование болезни недопустимо.

Аппендикс — атавизм кишечника, который не играет особой роли в пищеварении, но при воспалении очень опасен.

Что такое аппендикс?

Червеобразный отросток придатка слепой кишки в кишечнике — аппендикс. Отросток слепой кишки продолговатой формы и располагается на заднебоковой стене слепой кишки. Размеры аппендикса у человека составляют около 7—10 см в длину и 1 см в диаметре. Он отходит от кишечника до малого таза. Находится аппендицит с правой стороны в боку, но варианты расположения согласно остальным органам в организме индивидуальны. Воспаление червеобразного отростка называют аппендицитом. За период эволюции человека анатомия аппендикса менялась. Ранее он был функциональным органом пищеварительной системы.

Возможно атипичное расположение червеобразного отростка. В таком случае симптоматика от воспаления может отличаться от основных показателей. Зона, граничащая с кишкой, состоит складок (клетки слизистой оболочки). Многие годы медицина считала аппендикс ненужным и бесполезным органом. Его значение и роль не было установлено, поэтому его удаляли. Внутри аппендикса находится множество островков лимфоидной ткани, что является составляющим элементом иммунной системы организма.



Где находится и варианты расположения в организме?

Червеобразный отросток имеет тазовое расположение. Место локализации — подвздошная область ямки с правой стороны. Бывает, что он расположен в другом месте: выше или ниже указанной области. В забрюшнной полости размещается редко. Зависимо от индивидуальных особенностей строения организма размещение аппендикса у пациента различное. Топография червеобразного отростка приведена в таблице ниже.

Тазовое положение ― самое распространенное, встречается практически у каждого второго человека. При патологии аппендикса в таком положении у женщин симптомы заболевания путают с гинекологическими проблемами. Находясь в забрюшинной полости, отросток тяжело подается осмотру.

Выполняемые функции

Отросток прямой кишки — полезный орган брюшной полости. Основная функция — помощь иммунной системе в защите от негативных микроорганизмов. Функции его работы связанные с пищеварительной системой и влияют на умственные способности у детей. Если в желудочно-кишечном тракте по каким-то причинам вымываются полезные бактерии — функцию восстановления микрофлоры выполняет аппендикс совместно со слепой кишкой. Вследствие этого предотвращается дисбактериоз. Медицина расходится в понятии, какой вес занимает отросток кишки и зачем он нужен, но точно установлено, что при удалении отростка у ребенка уменьшается коэффициент запоминания информации, восприятия и появляются проблемы с пищеварительной системой. Это связано с отсутствием необходимых микроорганизмов, продуцируемых червеобразным отростком.

Заболевания и их лечение

Когда закупоривается брыжейка червеобразного отростка каловыми массами в аппендиксе начинается патологическое увеличение количества паразитов и негативных микроэлементов. Во время этого процесса начинается воспалительная реакция в слизистой. При этом возникают затруднения в движении крови через сосуды, которая питает клетки и ткани, вследствие этого происходит отмирания тканей. Признаки воспаления у пациента имеют сильные симптомы: резкую режущую боль со стороны брюшной полости, повышение температуры, тошноту. Установить причину недуга может только врач после пальпации и диагностики. Самолечение и затягивание обращения в больницу может повлечь ряд серьезных нарушений и проблем. Болевой синдром может еще свидетельствовать о наличии злокачественного образования на отростке и о хронизации развития. При любой патологии отросток вырезают — основной способ лечения.

Аппендицит что это?

Застойные процессы в аппендиксе провоцируют развитие патогенных организмов и воспаления органа. В результате развивается болезнь, которая называется аппендицит. При резкой боле внизу живота у человека сразу возникает страх развития недуга и немедленной операции. Не многие знают расположение аппендицита, часто задаются вопросом: располагается аппендицит слева или справа? Зона его расположения соотносится с местом локализации аппендикса, соответственно, аппендицит справа. Заболевание имеет 2-е формы ― катаральная и хроническая. На первых этапах червеобразный элемент слепой кишки отекает, нарушается кровообращение. В дальнейшем ситуация ухудшается, влияя на стенки брыжейки отростка. Хуже, если воспаляется брюшная полость. Симптомы аппендицита:


  • острая боль в животе;
  • отсутствие аппетита;
  • повышение температуры;
  • задержка стула;
  • учащается мочеиспускание:
  • слабость и раздражительность;
  • тошнота, рвота.

Проявления симптомов зависит от возраста и состояния здоровья пациента. Больной выглядит бледным и уставшим. В такой ситуации необходима срочная госпитализация человека для проведения операции, чтобы не спровоцировать разрыв.

Опухоли отростка

Боль и другие симптомы могут быть спровоцированные не только аппендицитом, но и наличием опухоли в аппендиксе. Ее очень тяжело определить на 1―2-й стадиях, зачастую выявляется в процессе метастазирования. Отличается медленным ростом до диаметра в 2 см. Такой недуг не затрагивает серозную оболочку органа. Причины и природу заболевания четко определить не удается, а избавиться от проблемы можно только иссечением образования. В случае с развитием злокачественной опухоли и распространением раковых клеток применяют химио- и лазерную терапию. Предварительно пациент проходит диагностику: ультразвуковое обследование, рентген и анализ крови.

ВНИМАНИЕ! Информация на сайте представлена исключительно для ознакомления! Ни один сайт не сможет заочно решить Вашу проблему. Рекомендуем обратиться к врачу за дальнейшей консультацией и лечением.

Источник: http://pishchevarenie.ru/appendiks/cherveobraznyj-otrostok.html

Червеобразный отросток

Червеобразный отросток (appendix vermiformis) имеет все слои, присущие кишечной стенке. Он соединен с началом слепой кишки, находясь в 2—4 см от места впадения подвздошной кишки в слепую. Диаметр отростка 6—8 мм, длина его колеблется от 3 до 9 см, но встречаются отростки и длиной до 18—24 см. У детей червеобразный отросток относительно длиннее, чем у взрослых. Характерной особенностью строения является значительное развитие лимфатической ткани в слизистой оболочке и подслизистом слое отростка. Отросток имеет брыжейку (mesoappendix), в которой проходят артерия, вена, нервы и лимфатические сосуды. В медицинской практике встречается заболевание отростка, поэтому необходимо хорошо представлять его топографию. Положение слепой кишки изложено выше, а в отношении ее отростка выделяется несколько вариантов.



1. Нисходящее (каудальное) положение встречается в 40—50% случаев (рис. 251), у детей — в 60%. Характеризуется тем, что отросток спускается в малый таз и соприкасается с прямой кишкой, мочевым пузырем, мочеточником, яичником и маткой.

2. Латеральное положение наблюдается в 25% случаев. При этом отросток направлен в сторону паховой связки (рис. 252).

3. Медиальное положение выявлено в 17 — 20% случаев (рис. 253). Отросток направлен к средней линии и соприкасается с петлями тонких кишок.

4. Заднее (ретроцекальное) положение наблюдается в 9—13% случаев. Отросток находится позади слепой кишки и верхушкой может достигать почки или даже печени (рис. 254).

5. Переднее положение встречается редко. Отросток лежит на передней стенке слепой кишки. При высоком положении слепой кишки отросток соприкасается с печенью (рис. 255).



6. Чрезвычайно редко встречается левостороннее положение слепой кишки и червеобразного отростка (рис. 256).

Проекция на переднюю брюшную стенку вариантов червеобразного отростка приведена на рис. 257.

251. Нисходящее положение червеобразного отростка. 1 — тонкая кишка; 2 — червеобразный отросток; 3 — слепая кишка.

252. Латеральное положение червеобразного отростка. 1 — слепая кишка; 2 —брыжейка отростка; 3 — червеобразный отросток.

253. Медиальное восходящее направление червеобразного отростка. 1 — большой сальник; 2 — конечный отдел подвздошной кишки; 3 — червеобразный отросток; 4 — слепая кишка.



254. Положение червеобразного отростка за слепой кишкой. 1 — слепая кишка отведена вверх; 2 — плохо развитая брыжейка отростка; 3 — червеобразный отросток.

255. Высокое положение слепой кишки и червеобразного отростка. 1 — печень, 2 — поперечная ободочная часть толстой кишки; 3 — слепая кишка; 4 —брыжейка червеобразного отростка; 5 — червеобразный отросток; 6 — желчный пузырь; 7 — правая реберная дуга.

256. Левостороннее положение слепой кишки и червеобразного отростка. 1 — нисходящая часть толстой кишки; 2 — восходящая часть толстой кишки; 3 — червеобразный отросток; 4 — конечный отдел подвздошной кишки; 5 — слепая кишка; 6 — большой сальник.

2 — червеобразный отросток;

3 — слепая кишка;



4 — восходящая кишка;

5 — линия, соединяющая пупок с передней верхней подвздошной остью;

6 — место впадения червеобразного отростка в слепую кишку (точка Мак-Бурнея).

Источник: http://www.medical-enc.ru/anatomy/appendix-vermiformis.shtml

Червеобразный отросток

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон . 1890—1907 .



Смотреть что такое «Червеобразный отросток» в других словарях:

Червеобразный отросток — Аппендикс (синоним: червеобразный отросток) придаток слепой кишки, имеется лишь у некоторых млекопитающих (в частности, у кроликов, обезьян, человека).[1] Функция червеобразного отростка неясна. У травоядных животных обитающая в нем микрофлора,… … Википедия

Червеобразный отросток — аппендикс, отросток слепой кишки у многих грызунов, некоторых хищных, полуобезьян, обезьян и у человека. Основание Ч. о. человека расположено у дна слепой кишки, на 2 3 см ниже впадения подвздошной кишки. Средняя длина Ч. о. у взрослого 8 … Большая советская энциклопедия

червеобразный отросток — (processus vermiformis) см. Аппендикс … Большой медицинский словарь

Слепая кишка, червеобразный отросток, восходящая ободочная кишка — Вид спереди. Слепая кишка и конечный отдел подвздошной кишки вскрыты. свободная лента; гаустры; полулунные складки; брыжеечная лента; верхняя губа подвздошно слепокишечного клапана; нижняя губа подвздошно слепокишечного клапана; подвздошная… … Атлас анатомии человека

ЧЕРВЕОБРАЗНЫЙ — ЧЕРВЕОБРАЗНЫЙ, червеобразная, червеобразное; червеобразен, червеобразна, червеобразно (книжн.). Похожий на червя, имеющий форму червя. Червеобразный отросток (слепой кишки). Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. … Толковый словарь Ушакова



ЧЕРВЕОБРАЗНЫЙ — ЧЕРВЕОБРАЗНЫЙ, ая, ое; зен, зна. Похожий на червя. Ч. отросток. | сущ. червеобразность, и, жен. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. … Толковый словарь Ожегова

червеобразный — ая, ое; зен, зна, зно. Похожий на червя; имеющий вид червя. Ч ые моллюски. Ч. отросток слепой кишки … Энциклопедический словарь

червеобразный — ая, ое; зен, зна, зно. Похожий на червя; имеющий вид червя. Ч ые моллюски. Червеобра/зный отросток слепой кишки … Словарь многих выражений

Отросток Червеобразный (Vermix) — см. Аппендикс. Источник: Медицинский словарь … Медицинские термины

отросток червеобразный — (Аппендикс) (apendix vermiformis) изогнутая цилиндрическая трубка длиной 8 15 см, шириной 6 8 мм, соединяющаяся со слепой кишкой. Покрыт брюшиной со всех сторон и имеет хорошо выраженную брыжейку. Положение аппендикса вариабельно: нисходящее… … Словарь терминов и понятий по анатомии человека



Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:

Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим. Хорошо

Источник: http://dic.academic.ru/dic.nsf/brokgauz_efron/113124/%D0%A7%D0%B5%D1%80%D0%B2%D0%B5%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%BD%D1%8B%D0%B9

Червовидный отросток

Учитывая, что это довольно часто встречаемая патология среди всех слоев населения, а порой довольно сложную клиническую дифференциальную диагностику, мы остановимся на этом вопросе отдельно.

Историческая справка

В 1982 году впервые в нашей практике (А. Пену) была сделана попытка изучить диагностические возможности эхографии в определении патологического состояния червеобразного отростка. (На тот период сообщений такого рода в доступных источниках не было). Поводом послужил спорный вопрос о диагностике и тактике лечения близкого автору человека после клинического исключения хирургом острой патологии аппендикулярного отростка, хотя предварительно нами были описаны некоторые эхографические признаки возможного острого аппендицита. На отказ в хирургическом вмешательстве больному было решено проводить ультразвуковое мониторирование брюшной полости через каждые 2 часа на аппарате SSD 202 D фирмы «Алока» (Япония), работающем в реальном масштабе времени (в то время он был единственный в Республике Молдова) с использованием датчиков в 3.5 и 5 МГц. При последнем, четвертом, исследовании была выявлена следующая эхографическая картина:

Местная реакция брюшины в виде эхогенного мелкозернистого ее утолщения.

Cлепая кишка несколько деформирована, стенка неравномерно утолщена, разной степени эхогенности, а в полости отсутствовало содержимое (позже в литературе это явление описано как „симптом пустой слепой кишки”).

В илеоцекальном углу выявлено небольшое количество жидкости, на фоне которой лоцировался измененный аппендикулярный отросток, расположенный медиально, с углублением верхушки в малый таз — утолщенный, с неровными стертыми контурами, разной эхогенности, в двух местах с эхопозитивными включениями (копролиты), верхушка шаровидно увеличена с эхонегативной, плохо контурированной зоной — ретенционная киста (место перфорации).

После этого заключения настояли на хирургическом вмешательстве (правда, дав расписку об ответственности). На лапаротомии наше заключение полностью подтвердилось, были выявлены все описанные нами признаки гангренозного перфоративного аппендицита.

Этот случай окрылил и заставил нас изучить и оценить диагностическую возможность эхографии в реальном масштабе времени по выявлению патологии аппендикулярного отростка. В течение 23 лет мы обследовали более 4800 больных с острыми или тупыми болями в правой подвздошной области и в животе или с классическими клиническими признаками острого аппендицита. С целью ретроспективного сопоставления эхографического заключения с данными хирургического вмешательства проводилась видеозапись эхографической картины патологии аппендикулярного отростка. Из этой большой группы прямой эхографический интерес представляли лишь больные, направленные на исследование с клиническими признаками острого аппендицита. У 98.7% на операционном столе подтвердились наши данные. Следует отметить, что и у остальных лиц из этой группы (женщины) были выявлены вторичные изменения аппендикулярного отростка, связанные с острыми гинекологическими заболеваниями. Остальные больные подверглись комплексной дифференциальной диагностике и без ошибок были отсеяны из группы больных с возможной патологией аппендикулярного отростка.

Не могу не отметить, что моя жизнь сильно осложнилась, когда я приступил к данным исследованиям. Мне часто приходилось брать на себя огромную ответственность, принимая решение о необходимости неотложного оперативного вмешательства, и в страхе ждать приговора хирурга. Но подтверждение диагноза на операционном столе наряду с удовлетворением, полученным от оказания сложной диагностической помощи хирургам, давало мне жизненную силу для новых, более сложных поисков.

Показания:

— любые острые и тупые боли в эпигастральной (особенно у детей) и в правой подвздошной областях,

— клинические признаки острого аппендицита,

— рвота в сочетании с повышением температуры тела.

Анатомия

Червеобразный отросток отходит от заднемедиальной стенки слепой кишки на 2- 5 см ниже илеоцекального угла. Представляет узкую трубочку диаметром 3-4 мм, длиной от 2 досм, имеет собственную брыжейку, его просвет сообщается с просветом слепой кишки. Типично червеобразный отросток лежит в правой подвздошной ямке, свободный конец обращен вниз и в медиальную сторону, иногда спускается в малый таз. Его расположение может быть самое атипичное, что иногда затрудняет диагностику. Связь лимфатических сосудов слепой кишки и червеобразного отростка с сосудами правой почки, желчного пузыря и желудка приводит к распространению воспалительного процесса с одного органа на другой.

Методика исследования

Для исследования червеобразного отростка применяется ультразвуковая аппаратура, работающая в реальном масштабе времени, с использованием линейных и конвексных датчиков 3.5-5 и 7.0 МГц. При помощи 3.5 и 5 МГц обследуют взрослых, 5.0 и 7.0 МГц -детей. Обследование проводится в положении больного лежа на спине, а в некоторых случаях с поворотом на левый бок. При этом подвздошная кишка несколько смещается влево, освобождая слепую кишку и илеоцекальный угол для поиска прямых или косвенных признаков патологии червеобразного отростка. В основном применяются классические методы сканирования — продольный по ходу слепой кишки и косой в правом паху и малом тазу.

Поперечный скан применяется для уточнения деталей патологии. Сразу следует отметить, что современная техника эхографии не позволяет визуализировать неизмененный или катарально измененный червеобразный отросток, за исключением редких случаев (при наличии большого количества асцитической жидкости в брюшной полости возможна его визуализация).

Патология

Острый катаральный аппендицит

Как уже было отмечено, эхография в выявлении этого состояния малоинформативна, так как в 92% случаев отсутствуют прямые признаки — визуализация измененного аппендикулярного отростка и лишь в 27% присутствуют вторичные признаки — наличие небольшого количества жидкости в илеоцекальном углу и некоторый отек (утолщение) слепой кишки в проекции анатомического расположения основания аппендикулярного отростка. Эхографическая диагностика в этих случаях основана лишь на большом клиническом опыте исследователя, который в состоянии сформулировать клинико-эхографическое заключение. В редких (7-8%) случаях в правой подвздошно-паховой области в илеоцекальном углу, реже в малом тазу может быть обнаружен несколько утолщенный, больше в области верхушки, ригидный червеобразный отросток, вокруг которого может лоцироваться узкая анэхогенная полоска (небольшое количество серозной жидкости). Также редко может быть выявлена локальная реакция брюшины — более эхогенная зона.

Флегмонозный аппендицит

Все случаи диагностированной нами патологии червеобразного отростка относились к его деструктивным формам, нозологическая дифференциация которых очень затруднена, так как переход из одной формы в другую происходит быстро и приводит к осложнениям, когда воспалительный процесс захватывает всю толщину стенки червеобразного отростка, а в процесс вовлекаются окружающие ткани.

Основной ориентир деструктивного поражения отростка — это локация в правой подвздошной области или вокруг отростка свободной жидкости, которая может менять свое положение, иногда стекать в малый таз или быть фиксированной при вовлечении илеоцекального угла в воспалительный процесс, наличие спаек верхушки отростка с брюшиной задней стенки брюшной полости, сальником и петлями кишечника.

На эхограмме пораженный аппендикулярный отросток неравномерно утолщен, разной эхогенности, с неровными контурами, окружен жидкостью, верхушка шаровидно утолщена, отечна (слабой эхогенности), может быть спаянной со слепой, подвздошной кишками, с сальником или брюшиной.

Гангренозный аппендицит

При гангренозном развитии процесса червеобразный отросток значительно утолщается, деформируется. Иногда при полном прекращении оттока в его полости скапливается гной (эмпиема), и отросток приобретает форму колбы, контуры неровные, структура стенок разной степени гипоэхогенности, лоцируются очаги некроза — анэхогенные (черные) пятна. У верхушки отростка может лоцироваться овальное эхонегативное выбухание — ретенционная киста. Вокруг отростка лоцируется большое количество жидкости с эхогенными плавающими сигналами (гной). Брюшина мелкозернисто уплотнена (высокой эхогенности) – признаки перитонита. Стенка слепой кишки неравномерно утолщена, разной эхогенности, присутствует „симптом пустой слепой кишки”, описанный выше.

Перфоративный аппендицит

Гнойное расплавление участков стенки аппендикса при флегмонозном аппендиците или некроз при гангренозном приводят к его прободению. При этом на эхограмме лоцируются значительно измененный аппендикулярный отросток и место перфорации в виде анэхогенного пятна, из которого при надавливании зондом в окружающую жидкость вытекает содержимое отростка в виде эхогенных частиц (гной).

Атипичные формы расположения аппендикулярного отростка

При ретроцекальном расположении отростка, когда он прилегает к задней стенке живота, позади слепой кишки, эхография малоинформативна, но ее применение оправдано с целью исключения наличия патологии почки и забрюшинного пространства (опущение, блуждающая почка, острый пиелонефрит, карбункул, абсцесс, заблокированный камнями или опухолью мочеточник, инфицированная киста правой почки, распад опухоли почки или забрюшинного пространства, нагноившаяся гематома и др.). При перфорации задней париетальной брюшины и прорыве гнойника в забрюшинную клетчатку в поясничной области справа может быть обнаружена забрюшинная флегмона в виде слабоэхогенного образования с неровными контурами и прогрессирующей клиникой.

При расположении отростка в малом тазу на эхограмме может быть обнаружена жидкость (гной) или плотный эхогенный инфильтрат в дугласовом пространстве и вторичные изменения (утолщение) стенки мочевого пузыря, прилегающей к патологическому процессу. Сложность диагностики заключается в том, что такие же эхографические признаки могут быть обнаружены у мужчин при распаде опухоли прямой кишки, абсцессе и распаде опухоли простаты, наличии посттравматических гематом и др., у женщин следует дифференцировать их от болезненной менструации (в дугласовом пространстве перед и во время менструации всегда присутствует небольшое количество жидкости), параметрита, пиосальпинкса, нарушенной внематочной беременности и др.

При подпеченочном расположении отростка исследование проводится через живот или правый бок. На эхограмме аппендикулярный отросток имеет большую длину, извилистый. Эхокартина зависит от степени вовлечения в воспалительный процесс. Чаще может быть выявлен под правой долей. На поперечном скане иногда выявляется в виде „симптома полого органа”, что делает его трудно отличимым от других очаговых поражений печени.

Следует отметить, что при помощи эхографии в редких случаях удается выявить вариант расположения отростка, что, конечно, может сыграть определенную положительную роль в тактике хирурга. Также сложно дифференцировать деструктивные формы патологии аппендикулярного отростка (флегмонозный, гангренозный, перфоративный или абсцедированный), так как эхографическая картина почти идентична, правда, это большого клинического значения для хирургического вмешательства не имеет.

Острый аппендицит у детей

Особенностью является быстрое, иногда в течение суток, развитие деструктивных изменений в аппендикулярном отростке и частое развитие разлитого перитонита. Из эхографических признаков чаще присутствуют косвенные, такие, как:

— болезненность в эпигастральной, правой подвздошной областях, но чаще по всему животу, при надавливании зондом;

— наличие небольшого количества жидкости в илеоцекальном углу или в малом тазу;

— наличие реакции стенки мочевого пузыря (утолщение с удвоенным контуром), прилегающей к инфицированной жидкости (транссудата или гноя);

— реакция брюшины передней брюшной стенки в виде мелкозернистого уплотнения;

— при развитии разлитого перитонита наличие жидкости и абсцессов между петлями кишечника, под диафрагмой и под печенью.

Острый аппендицит у лиц пожилого и старческого возраста

В связи со стертостью клинической картины в большинстве случаев больные попадают на исследование с осложнениями деструктивных форм аппендицита, такими, как:

— наличие аппендикулярного инфильтрата в виде округлого с нечеткимиконтурами, но дифференцированного повышенной эхогенности (плотности) образования;

— наличие ограниченных небольших скоплений жидкости в илеоцекальном углу, малом тазу или между петлями кишечника.

Хронический аппендицит

При хроническом аппендиците эхография малоинформативна, так как измененный отросток редко удается обнаружить, чаще присутствуют вторичные эхографические признаки, такие, как:

— изменение слепой кишки в виде неравномерного утолщения стенки высокой эхогенности, ее деформация;

— наличие эхогенных тяжей (спайки) между слепой кишкой и брюшиной передней или задней стенки живота и др.

Дифференциальная диагностика

Ценность эхографии заключается в том, что, находясь в руках опытного специалиста, она позволяет в считанные минуты произвести дифференциальную диагностику с другими патологическими состояниями, имеющими в большинстве случаев схожую клиническую картину (перфорация язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, острый холецистит, панкреатит, болезнь Крона, острая кишечная непроходимость, острый аднексит, пиосальпинкс, апоплексия, разрыв кисты яичника) и другие эхографические признаки, которые детально описаны в соответствующих разделах.

Осложнения острого аппендицита

Аппендикулярный инфильтрат

На начальном этапе аппендикулярный инфильтрат может протекать со значительной реакцией брюшины передней брюшной стенки в виде мелкозернистого высокоэхогенного уплотнения в правой подвздошной области, через которую визуализация брюшной полости невозможна, или в виде эхогенного конгломерата овальной формы с очерченными контурами, состоящего из воспалительных петель кишок и участков сальника.

Аппендикулярный инфильтрат может рассосаться, и тогда лоцируется динамика обратного развития в виде его уменьшения до полного исчезновения; или нагноиться, при этом гной может ограничиваться областью аппендикулярного отростка, образуя периаппендикулярный абсцесс в виде слабоэхогенной разной ширины полоски вокруг аппендикулярного отростка, или распространяться на другие места брюшной полости, образуя межкишечные, подпеченочные, поддиафрагмальные или тазовые абсцессы в виде анэхогенных или слабоэхогенных образований разной формы.

Разлитой гнойный перитонит

Этот перитонит возникает вследствие отсутствия ограничения воспалительного процесса вокруг червеобразного отростка или прорыва периаппендикулярного абсцесса в брюшной полости. На начальном этапе при манипулировании зондом присутствует болезненность по всему животу, а брюшина передней брюшной стенки мелкозернисто уплотнена. В более поздние сроки кишечник вздут, содержит большое количество газа и жидкости, перистальтика вялая или отсутствует.

Между петлями кишечника и в малом тазу определяется свободная жидкость с эхогенными сигналами.

Пилефлебит

Это гнойный тромбофлебит ветвей воротной вены. На эхограмме стенки вен неравномерно утолщены, в их полости могут лоцироваться эхопозитивные включения (гнойные тромбы). Печень увеличена, в паренхиме могут лоцироваться разной величины единичные пли множественные низкоэхогенные овальные образования (абсцессы), которые иногда можно спутать с раковыми метастазами.

В дифференциации помогает острое начало заболевания.

Опухоли червеобразного отростка

Доброкачественные (миома, фиброма, липома, ангиома, полипы) и злокачественные (рак, карциноид и кисты) опухоли встречаются крайне редко, их эхографическая диагностика из-за отсутствия специфических дифференциальных признаков невозможна. Нозологическая диагностика осуществляется лишь при гистологическом исследовании червеобразного отростка. Эхографически чаще выявляются вторичные признаки острого или хронического аппендицита.

Таким образом, эхографическая диагностика острого аппендицита и его осложнений основана на прямых и косвенных признаках.

Прямые признаки (выявляются лишь в 20% случаев):

— выявление измененного аппендикулярного отростка (описано выше) в сочетании (или без) с ограниченной реакцией брюшины в правой подвздошной области в виде мелкозернистого эхогенного уплотнения с наличием (или без) небольшого количества свободной жидкости в виде анэхогенной полоски или ободка периаппендикулярно.

Косвенные признаки (опытным специалистом могут быть обнаружены и правильно трактованы как следствие поражения аппендикулярного отростка в% случаев):

— реакция правого фланга подвздошной области на манипулирование ультразвуковым зондом в процессе исследования;

— наличие фиксированной анэхогенной (серозной) или с эхогенными точечными включениями (гной) жидкости в разных количествах в илеоцекальном углу, между петлями тонкого кишечника в малом тазу или в правой части забрюшинного пространства ниже правой почки;

— наличие реакции стенки мочевого пузыря (утолщение с удвоенным контуром), прилегающей к инфицированной жидкости ( транссудата или гноя);

— ограниченное утолщение (отек) стенки слепой кишки, имеющее низкую эхогенность при остром аппендиците и эхогенную (рубцы) при хроническом;

— деформация слепой кишки с отсутствием содержимого (симптом пустой слепой кишки).

Из сказанного следует, что широкое применение эхографии в диагностике острой патологии аппендикулярного отростка малоэффективно, а иногда даже опасно из-за большого количества ложноположительных или ложноотрицательных заключений.

Эхография может быть высокоинформативной лишь в руках опытного специалиста, хорошо знающего клинику, дифференциальную диагностику, имеющего определенный хирургический опыт (как автор), что позволит сделать клинико-эхографическое заключение о наличии острой патологии брюшной полости, относящейся к аппендикулярному отростку. В то же время нельзя не оценить простоту метода в быстрой дифференциации многих острых патологических состояний органов брюшной полости, малого таза и правого забрюшинного пространства, имеющих иногда много схожего с клинической картиной острой патологии аппендикулярного отростка.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться «Червеобразный отросток — ультразвуковое исследование»

Источник: http://health-medicine.info/cherveobraznyj-otrostok-ultrazvukovoe-issledovanie/

Глава 22. Червеобразный отросток

Червеобразный отросток (аппендикс) у детей является своеобразным коническим диверти­кулом слепой кишки, образовавшимся в процессе эмбрионального развития. В процессе роста он удлиняется и принимает вид полой тонкой трубки. Его основание всегда располагается на заднемедиальной стенке слепой кишки, на 2,5 см ниже илеоцекального клапана, там, где схо­дятся три ленты продольных мышц.

Локализация отростка в брюшной полости зависит от положения купола слепой кишки (рис. 22.1). Он может находиться под печенью, в малом тазу в правой или левой подвздошных областях. Червеобразный отросток фиксирован лишь в области основания, в то время как его верхушка может, как часовая стрелка, располагаться в любой точке окружности.

Выделяют следующие положения отростка: медиальное (над или под подвздошной киш­кой) — 7—9%; промонториальное (у мыса крестца) — 4—8%, тазовое (в малом тазу, соседст­вуя с мочевым пузырем, прямой кишкой, маткой и ее придатками) — 1 5 — 2 0%. Нередко его находят лежащим вдоль подвздошных сосудов — 2—4% или между наружной стенкой слепой кишки и париетальной брюшиной бокового канала — 3 — 5%, чаще — позади слепой кишки (ретроцекально) — 12—15%. Ретроцекальное положение в свою очередь подразделяют на ин-траперитонеальное (9—10%), ретроперитонеальное (3—5%) и интрамуральное (в стенке сле­пой кишки) — 0,1%. При высоком положении слепой кишки аппендикс может располагаться подпеченочно, достигая нижней поверхности правой доли печени и дна желчного пузыря — 0,4-2,0%.

При колоптозе слепая кишка вместе с червеобразным отростком находится в малом тазу. Вслед­ствие порока развития (мальротация, незавершенный поворот кишечника) слепая кишка и отрос­ток могут располагаться впереди желудка под печенью, а при обратном расположении внутренних органов (situs viscerus inversus) — в левой подвздошной ямке (0,1% наблюдений). Левостороннее положение может быть обусловлено и мобильной слепой кишкой, имеющей длинную брыжейку.

Червеобразный отросток имеет форму цилиндра диаметром 6 — 8 мм. Его длина варьирует от 1 до 30—40 см (в среднем 5 — 1 0 см).

Описаны аномалии аппендикса: удвоение (полное и частичное) и утроение, причем полное удвоение отростка может сопровождаться еще и удвоением слепой кишки, а утроение связано, как правило, с множественными аномалиями развития других органов и систем.

Чаще всего отросток со всех сторон покрыт брюшиной (интраперитонеальное расположе­ние) и имеет брыжейку, в которой проходят сосуды (a. appendicularis, сопровождающие ее вены и лимфатические сосуды) и нервы (ветви верхнего брыжеечного сплетения). Редко брыжейка отсутствует, и тогда сосуды и нервы проходят под висцеральной брюшиной.

У женщин от основания отростка к правой широкой связке матки идет складка брюшины (lig. appendicoovari-cum, связка Кладо), в которой прохо­дят лимфатические и кровеносные со­суды. Это создает анатомические усло­вия для распространения инфекции с больного органа на здоровый.

Стенка червеобразного отростка состоит из серозного, мышечного, подслизистого и слизистого слоев. Се­розный покров переходит на него со слепой кишки, мышечная оболочка также является продолжением ее про­дольных и циркулярных мышц. Под-слизистый слой образует соединитель­ная ткань, в которой проходят крове­носные и лимфатические сосуды.

В подслизистом слое имеется боль­шое количество лимфатических фол­ликулов, появляющихся через 2 нед после рождения. Затем число их про­грессивно возрастает, достигая 200— 600 к 10—20 годам. Иногда фолликулы могут сливаться между собой, образуя разной величины фолликулярные бляшки («Аппендикс — миндалина брюшной полости», — Сали). После 30 лет количество фол­ликулов уменьшается, а к 60 годам они полностью исчезают. Прогрессирующая атрофия лим-фоидной ткани протекает одновременно с фиброзом стенки отростка и частичной или полной облитерацией его просвета.

Слизистая оболочка отростка выстлана цилиндрическим эпителием, имеет множество складок, образуя глубокие крипты и лакуны. На ее поверхности открываются многочисленные протоки трубчатых желез, вырабатывающих слизь.

Червеобразный отросток сообщается со слепой кишкой узким отверстием, имеюдцим ино­гда полулунные складки слизистой оболочки — заслонки Герлаха, играющие роль клапана. При их отсутствии и щелевидном сужении просвета в области основания отросток плохо опо­рожняется от попавшего в него кишечного содержимого («Аппендикс — мусорный ящик брюшной полости»).

Кровоснабжение червеобразного отростка осуществляется из a.ileocolica, являющейся вет­вью a.mesenterica sup. Конечная ее ветвь — артерия червеобразного отростка (a.appendicularis) — отходит обычно одним, реже несколькими стволиками и проходит в его брыжейке. Важно от­метить, что сама аппендикулярная артерия и ее ветви в 60% случаев являются функционально сосудами конечного типа, т. е. не имеют анастомозов даже с соседними ветвями подвздошно-ободочной артерии.

Отток венозной крови происходит через v.ileocolica, по которой кровь оттекает в верхнюю брыжеечную, а затем — в воротную вену.

Лимфоотток из отростка осуществляется в подвздошные лимфатические узлы, располо­женные в области илеоцекального угла, затем — в узлы корня брыжейки тонкой кишки. Име­ется развитая сеть анастомозов с лимфатическими узлами других областей (парааортальных и расположенных по ходу нижней брыжеечной артерии).

Аппендикс иннервируют веточки блуждающего нерва и ветви симпатических нервов, иду­щих от чревного и верхнебрыжеечного сплетений. Мейсснеровское и ауэрбаховское сплетения, расположенные в стенке отростка, осуществляют автономное обеспечение моторной и секре­торной функций.

Значительное количество кровеносных, лимфатических и нервных элементов в стенке от­ростка свидетельствует о его активном функционировании. Считают, что он является рецеп-торным органом, контролирующим по принципу обратной связи полноту ферментного расще­пления продуктов питания путем оценки степени антигенности химуса.

Предполагают, что лимфоидная ткань в его стенке имеет способность к антителообразо-ванию, нейтрализации, выведению или расщеплению антигенов (иммунокомпетентная функция).

На практике целесообразно выделять илеоцекальный отдел кишечника, расположенный на границе тонкой и толстой кишки. Он включает терминальный отдел подвздошной кишки, ап­пендикс, слепую кишку и илеоцекальный клапан (баугиниева заслонка), представляющий со­бой две складки слизистой оболочки, препятствующие рефлюксу содержимого толстой кишки в тонкую.

22.1. Острый аппендицит

Социальная значимость проблемы острого аппендицита обусловлена его высокой распространенностью. Острое воспаление отростка наблюдается в течение жизни у 7—12% населения высокоразвитых стран. Риск заболева­ния уменьшается с возрастом. Так, при рождении он составляет 15%, а в возрасте 50 лет — всего 2%. Среди больных острым аппендицитом 75% со­ставляют лица моложе 33 лет. Наибольшая частота заболевания отмечается в возрасте 15—19 лет.

В последние десятилетия XX в. в странах Европы и Северной Америки заболеваемость снизилась на 30—50%. В странах Азии и Африки острый аппендицит встречается очень редко.

Острый аппендицит — вторая по частоте (после острого холецистита) причина госпитализации в хирургический стационар по неотложным пока­заниям (10—30% больных) и первая — по количеству выполняемых неот­ложных операций (от 60 до 80%).

Этиология. Острый аппендицит — воспаление червеобразного отростка слепой кишки, обусловленное внедрением в его стенку патогенной микроб­ной флоры. Основным путем инфицирования стенки отростка является энтерогенный. Гематогенный и лимфогенный варианты инфицирования встречаются чрезвычайно редко и не играют решающей роли в патогенезе заболевания.

Непосредственной причиной воспаления являются разнообразные мик­роорганизмы (бактерии, вирусы, простейшие), находящиеся в отростке. Среди бактерий чаще всего (90%) обнаруживают анаэробную неспорообразуюшую флору (бактероиды и анаэробные кокки). Аэробная флора встреча­ется реже (6—8%) и представлена прежде всего кишечной палочкой, клебсиеллой, энтерококками и др. (цифры отражают соотношение содержания анаэробов и аэробов в химусе толстой кишки).

У ВИЧ-инфицированных больных на фоне выраженного иммунодефи­цита острый аппендицит может быть обусловлен цитомегаловирусом, микобактерией туберкулеза, а также Entamoeba hystolytica.

В обычных условиях, благодаря барьерной функции слизистой оболочки отростка, микроорганизмы не могут проникнуть в его толщу. Повреждение этого барьера возможно при значительном повышении вирулентности мик­робной флоры, а также при ослаблении местных защитных механизмов вследствие нарушения оттока химуса из отростка, растяжения его стенок, ухудшения кровообращения и снижения местной иммунологической защиты.

К факторам риска острого аппендицита относят дефицит пищевых воло­кон в стандартной диете, способствующей образованию плотных кусочков содержимого химуса — феколитов (каловых камней).

Патогенез. В основе патогенеза острого аппендицита чаще всего (у 60% больных) лежит окклюзия просвета отростка, причиной которой, как правило, являются гиперплазия лимфоидных фолликулов (у молодых па­циентов), феколиты (у 20—35%), фиброзные тяжи, стриктуры (у лиц стар­ше 40—50 лет), реже — инородные тела, паразиты, опухоли. У ВИЧ-инфи­цированных блокаду просвета отростка могут вызвать саркома Капоши и лимфомы (ходжкинская и неходжкинская).

Продолжающаяся в этих условиях секреция слизи приводит к тому, что в ограниченном объеме полости отростка (0,1—0,2 мл) развивается и резко возрастает внутриполостное давление. Увеличение давления в полости ап­пендикса вследствие растяжения ее секретом, экссудатом и газом приводит к нарушению сначала венозного, а затем и артериального кровотока.

При нарастающей ишемии стенки отростка создаются условия для бур­ного размножения микроорганизмов. Выработка ими экзо- и эндотокси­нов приводит к повреждению барьерной функции эпителия и сопровож­дается локальным изъязвлением слизистой оболочки (первичный аффект Ашоффа). В ответ на бактериальную агрессию макрофаги, лейкоциты, лимфоциты и другие иммунокомпетентные клетки начинают выделять од­новременно противовоспалительные и антивоспалительные интерлейки-ны, фактор активации тромбоцитов, адгезивные молекулы и другие ме­диаторы воспаления, которые при взаимодействии друг с другом и с клет­ками эпителия в состоянии ограничить развитие воспаления, не допустить генерализацию процесса, появление системной реакции организма на воспаление.

Избыточное образование и выделение противовоспалительных интер-лейкинов (IL-1, IL-6, TNF — фактор некроза опухоли, PAF — фактор акти­вации тромбоцитов и др.) способствуют дальнейшему распространению де­структивных изменений в стенке органа. При некрозе мышечного слоя, особенно при наличии феколитов в аппендиксе, у 50% больных происходит перфорация отростка, развиваются перитонит или периаппендикулярный абсцесс.

Неокклюзионные формы острого аппендицита можно объяснить пер­вичной ишемией отростка в результате развития несоответствия между по­требностью органа в артериальном кровотоке и возможностью его обеспе­чения при стенозе питающих сосудов, их тромбозе в бассейне артерии чер­веобразного отростка — артерии функционально конечного типа. Тромбоз сосудов брыжейки отростка приводит к развитию первичной гангрены.

Кроме того, патогенез острого аппендицита связывают с аллергическими реакциями в отростке немедленного и замедленного типа. Местные прояв­ления реакций (ангиоспазм и деструкция стенки отростка) ослабляют за­щитный барьер слизистой оболочки и позволяют кишечной флоре прони­кать в ткани и распространяться по лимфатическим сосудам. В ответ на микробную инвазию развивается отек слизистой оболочки, нарастает ок­клюзия отростка, возникает тромбоз сосудов микроциркуляторного русла и на фоне ишемии стенки аппендикса возникают гнойно-некротические из­менения.

После того как воспаление захватывает всю толшину стенки органа и достигает его серозной оболочки, в патологический процесс начинают во­влекаться париетальная брюшина и окружающие органы. Это приводит к появлению серозного выпота, который по мере прогрессирования заболева­ния становится гнойным.

В этой фазе воспаления местная защитная воспалительная реакция при­обретает тенденцию переходить в синдром реакции организма на воспале­ние (SIRS) с нарушением регуляции иммунной системы. При отграничении гнойного экссудата прилежащими отечными органами (большой сальник, петли кишечника) формируется аппендикулярный абсцесс. При постепен­ном, нарастающем распространении воспаления по брюшине без тенден­ции к отграничению воспаленного отростка развивается диффузный пери­тонит.

Преобладание защитных реакций со стороны образований, участвующих в отграничении воспалительного процесса в брюшной полости, выпадение фибрина из экссудата приводят к формированию аппендикулярного ин­фильтрата — конгломерата спаянных между собой органов и тканей, распо­лагающихся вокруг воспаленного червеобразного отростка. С течением вре­мени инфильтрат может рассосаться или превратиться в абсцесс.

При гангрене червеобразного отростка некротический процесс перехо­дит на его брыжейку. Восходящий септический тромбофлебит, локализую­щийся сначала в венах брыжейки, а затем распространяющийся на вены илеоцекальной области, верхнюю брыжеечную, воротную, печеночные ве­ны с ретроградным вовлечением селезеночной вены, называется пилефле-битом. Это самое редкое (0,05%) и одно из самых тяжелых осложнений ост­рого аппендицита.

Большинством хирургов принята следующая классификация аппенди­цита.

1. Острый неосложненный аппендицит:

а) катаральный (простой, поверхностный),

б) деструктивный (флегмонозный, гангренозный).

Острый осложненный аппендицит: перфорация отростка, аппендику­лярный инфильтрат, абсцессы (тазовый, поддиафрагмальный, межкишеч­ный), перитонит, забрюшинная флегмона, сепсис, пилефлебит.

Хронический аппендицит (первично-хронический, резидуальный, реци­дивирующий).

Патологоанатомическая картина. Для уточнения диагноза заболевания и выбора хирургической тактики важно правильно оценить патологоанатоми-ческие изменения червеобразного отростка и окружающих его органов. Эту оценку проводят в несколько этапов:

осмотр, объективное и инструментальное исследование до операции;

осмотр отростка и окружающих его тканей во время операции до ап-пендэктомии;

изучение препарата после рассечения аппендикса по длине после опе­рации;

гистологическое исследование участков стенки удаленного органа. На первых трех этапах морфологические изменения оценивает оперирующий хирург, а на заключительном — патологоанатом.

При простом (поверхностном) аппендиците отросток незначительно увеличен в объеме, отечен, серозная оболочка его иногда тусклая, гиперемирована. При вскрытии препарата обнаруживают жидкий кал со слизью, редко — инородные включения.

При гистологическом исследовании выявляют один или несколько оча­гов гнойного воспаления с дефектом слизистой оболочки, распространяю­щимся в виде клина на глубоколежащие ткани с основанием, направленным в сторону серозной оболочки (первичный аффект Ашоффа). При отсутст­вии первичного аффекта находят поверхностное серозно-гнойное воспале­ние. По мнению морфологов, такого рода изменения неспецифичны и ред­ко обусловлены первичным воспалением отростка.

При флегмонозном аппендиците отросток резко увеличен в объеме, серозная оболочка темно-бурого цвета с мелкими кровоизлияниями, по­крыта фибрином. В просвете почти всегда находят гнойное содержимое. Микроскопически в стенке отростка обнаруживают диффузную лейкоци­тарную инфильтрацию, микроабсцессы в центре лимфоидных фолликулов; слизистая оболочка местами некротизирована. Скопление гноя в полости отростка называют эмпиемой.

Гангренозный аппендицит макроскопически проявляется наличием участков некроза. Ткани в этой области имеют черно-зеленый цвет, стенка отростка дряблая, истончена, пропитана кровью. В просвете аппендикса со­держится зловонная гнойная жидкость, слои его стенки не дифференциру­ются, слизистая оболочка на значительном протяжении расплавлена. Мик­роскопически определяется типичная картина некроза.

Отличительной особенностью перфоративного аппендицита явля­ется наличие сквозного дефекта в стенке отростка на фоне ее гнойного рас­плавления или некроза. На участках некроза отросток имеет грязно-зеле­ный цвет, из перфоративного отверстия (иногда их бывает несколько) по­ступает содержимое (феколиты, зловонный ихорозный гной).

Клиническая картина и диагностика. Диагностика и лечение больных с острой болью в животе остается одним из трудных бастионов классического искусства врачевания. Клиническая картина острого аппендицита вариабельна и зависит от степени воспалительных изменений в стенке отростка, особенностей локализации аппендикса в брюшной по­лости, возраста, физического состояния больных, их реактивности, наличия или отсутствия осложнений сопутствующих заболеваний.

Жалобы. При остром неосложненном аппендиците в начале болезни внезапно появляется абдоминальный дискомфорт: ощущение вздутия, распирания живота, колик или неопределенной боли в эпигастрии или в околопупочной области. Отхождение стула или газов на короткий период облегчает состояние пациента. С течением времени (1—3 ч) интенсив­ность боли нарастает, меняется ее характер. Вместо приступообразной, ноющей, колющей появляется постоянная, жгучая, распирающая, давя­щая боль. Как правило, это соответствует фазе миграции боли из эпигаст-рия в правый нижний квадрант живота (симптом Кохера—Волковича). В этот период резкие движения, глубокое дыхание, кашель, тряская езда, ходьба усиливают локальную боль, которая может заставить больного при­нять вынужденное положение (на правом боку с приведенными к животу ногами).

Локализация боли в животе часто указывает на место расположения вос­палительного очага в брюшной полости. Так, боль, сосредоточенная в лон­ной области, внизу живота справа может свидетельствовать о тазовой лока­лизации отростка. При медиальном расположении аппендикса боль про­ецируется на пупочную область, ближе к середине живота. Наличие боли в поясничной области, возможная иррадиация в правую ногу, промежность, наружные половые органы при отсутствии патологических изменений в почке и мочеточнике могут указывать на расположение воспаленного отро­стка позади слепой кишки. Боль в правом подреберье характерна для подпеченочной локализации отростка. Боль в левом нижнем квадранте живота отмечается очень редко и может возникать при левостороннем расположе­нии слепой кишки и отростка.

Хотя локальная боль в правом нижнем квадранте живота наблюдается более чем у 90% больных, эпигастральная фаза начала болезни встречается только у 70%, а симптом перемещения боли сверху вниз и вправо — лишь у 50% пациентов.

Боль в животе при остром аппендиците, как правило, умеренная, терпи­мая. При растяжении червеобразного отростка гноем (эмпиема) она дости­гает большой интенсивности, становится невыносимой, пульсирующей, дергающей. Гангрена отростка сопровождается гибелью его нервных окон­чаний, что объясняет короткий период мнимого улучшения состояния за счет исчезновения самостоятельной боли в животе. Перфорация отростка характеризуется резким внезапным усилением боли с постепенным ее рас­пространением на другие отделы живота.

В типичных случаях боль при остром аппендиците не иррадиирует, за ис­ключением тех наблюдений, когда отросток тесно предлежит к другим внут­ренним органам (желчный пузырь, прямая кишка, мочеточник, мочевой пу­зырь). Вовлечение в воспалительный процесс стенок этих органов при ати пической локализации воспаленного отростка обусловливает характерную для этих органов отраженную боль.

Через несколько часов после начала «абдоминального дискомфорта» у большинства больных (80%) появляется тошнота, сопровождающаяся од­но- или двукратной рвотой (наблюдается у 60% больных, чаще у детей). Тошнота и рвота у больных аппендицитом возникают уже на фоне боли в животе. Появление рвоты до развития болевого синдрома делает диагноз острого аппендицита маловероятным.

Как правило, у большинства больных (90%) наблюдается анорексия. В случае, если аппетит сохраняется, диагноз воспаления червеобразного отро­стка проблематичен.

Симптомы острого аппендицита

Боль в эпигастрии (начало заболевания)

Миграция боли в правый нижний квадрант живота

Важным и постоянным признаком острого аппендицита является за­держка стула (30—40%), обусловленная парезом кишечника вследствие распространения воспалительного процесса по брюшине. В редких случаях (12—15%) больные отмечают жидкий одно- либо двукратный стул или те-незмы. Эти расстройства чаще проявляются при медиальном (воспаленный аппендикс раздражает брыжейку тонкой кишки и вызывает усиленную пе­ристальтику) и тазовом (ирритация сигмовидной или прямой кишки) поло­жениях червеобразного отростка.

У 50% больных в течение первых суток заболевания отмечают повыше­ние температуры тела до субфебрильных значений (37,2—37,6°С). Важно от­давать себе отчет в том, что в начальной стадии заболевания лихорадка у больных не развивается. Высокая температура (более 38°С), особенно в пер­вые сутки, указывает или на развитие осложнений аппендицита, или на дру­гое, чаще инфекционное заболевание.

Считают, что для острого аппендицита свойственна определенная после­довательность в появлении симптомов:

боль в эпигастрии или околопупочной области;

анорексия, тошнота, рвота;

локальная болезненность и защитное напряжение мышц при пальпа­ции живота в правой подвздошной области;

повышение температуры тела;

У больных пожилого и старческого возраста эту последовательность сим­птомов наблюдают лишь в 25% случаев, а у детей старше 6 лет — в 60%.

Объективное исследование. Клиническая картина острого аппендицита весьма изменчива. Он может симулировать многие заболевания органов брюшной полости, и наоборот, поражения других органов и систем могут протекать с клиническими признаками, напоминающими острый аппен­дицит.

Для аппендицита характерно постепенное, прогрессивное нарастание клинических признаков болезни в противоположность другим заболевани­ям, при которых симптомы могут то исчезать, то появляться вновь. Поэтому в высшей степени важно в сомнительных случаях некоторое время наблю­дать за больным, неоднократно обследовать его, чтобы убедиться в нараста­нии некоторых характерных симптомов.

Обследование необходимо начинать в положении пациента лежа на спи­не. Не следует сразу начинать с осмотра живота. Обратите внимание на ли­цо больного, частоту дыхания, пульса, величину артериального давления.

После оценки состояния систем органов дыхания и кровообращения об­нажите живот: вверх — до сосков и вниз — до верхней трети бедер. Не сле­дует начинать пальпацию брюшной стенки до тщательного визуального на­блюдения за животом, так как зрительные впечатления о наличии или от­сутствии изменений часто бывают более точны, чем пальпаторные.

Аппендицит часто протекает как болезнь «здорового человека», поэтому в течение первых часов с начала заболевания вы можете не обнаружить его внешних проявлений. Если приступ постоянной боли в животе, вопреки ожиданиям больного, затягивается, не купируется самостоятельно, возника­ет повторная рвота, на его лице может появиться испуг и страдальческое выражение. При осложненном течении аппендицита оно становится блед­ным, осунувшимся.

Резкая боль, усиливающаяся при движениях и ходьбе, вынуждает паци­ентов лечь в постель и занять положение на спине. При этом они стараются лежать неподвижно, поскольку поворот тела, попытка лечь или встать без помощи рук усиливает боль в животе.

Особенно характерно появление или усиление боли в правом нижнем квадранте живота при повороте на левый бок (симптом Ситковского). В по­ложении на правом боку боль уменьшается, поэтому некоторые больные принимают это положение с приведенными к животу ногами.

Почти у 30—40% больных частота пульса соответствует норме. Тахикар­дию доударов в 1 мин обнаруживают в более поздней стадии у 50% больных. Пульс свыше 100, как правило, свидетельствует о наличии ослож­нений. Частота пульса обычно соответствует уровню температуры тела. Так, у 50% больных она меньше 37°С. Обнаружение несоответствия между пуль­сом, температурой и количеством лейкоцитов у больных острым аппенди­цитом при динамическом контроле за величиной этих показателей каждые 3 ч считают плохим прогностическим признаком, указывающим на разви­тие синдрома системной реакции на воспаление, свидетельствующим о тя­жести процесса и возможном развитии диффузного перитонита.

При неосложненных формах аппендицита язык влажный, покрыт белым налетом. Сухие слизистые оболочки внутренней поверхности щеки и языка указывают на выраженную дегидратацию, наблюдаемую по мере развития перитонита. Описано большое число признаков острого аппендицита. Не все они имеют одинаковую диагностическую значимость, основные из них приведены далее.

При осмотре живота находят, что конфигурация его, как правило, не из­менена, но иногда отмечают некоторое вздутие в нижних отделах, вызван­ное умеренным парезом слепой и подвздошной кишки. Реже наблюдают асимметрию живота, обусловленную защитным напряжением мышц в пра­вом нижнем квадранте.

Признаки острого аппендицита по данным физикального обследования

Тахикардия до 100 ударов в 1 мин

Локальная боль и болезненность при пальпации живота

Частота дыхания более 20 в 1 мин

Болезненность при ректальном исследовании

При деструктивном аппендиците часто обнаруживают некоторое отста­вание в акте дыхания правой половины живота, особенно в нижних отделах. При перфоративном аппендиците почти вся брюшная стенка напряжена, не участвует в акте дыхания в связи с возникшим перитонитом.

При перкуссии живота у многих больных удается определить умеренный тимпанит над правой подвздошной областью, часто распространяющийся на весь гипогастрий. У 60% больных сотрясение воспаленной брюшины при перкуссии в правом нижнем квадранте живота вызывает резкую болез­ненность (симптом Раздольского), в большинстве случаев соответствующую локализации источника воспаления.

Пальпация живота позволяет обнаружить два наиболее важных симптома острого аппендицита — локальную болезненность и напряжение мышц брюшной стенки в правой подвздошной области. Поверхностную пальпа­цию следует начинать в левой подвздошной области, последовательно про­водя по всем отделам (против часовой стрелки), и заканчивать в правой подвздошной.

«Ключом» к диагнозу острого аппендицита, «симптомом, спасшим жизни миллионам больных», является защитное напряжение мышц брюшной стенки. Необходимо различать степень напряжения мышц брюшной стен­ки: от небольшой резистентности до ярко выраженного напряжения и, на­конец, «доскообразный живот».

Симптом защитного напряжения мышц живота возникает рефлекторно (висцеромоторный рефлекс) в результате раздражения париетальной брю­шины воспалительным процессом. Его местоположение соответствует лока­лизации воспаленного отростка. В случае типичного расположения аппен­дикса симптом локальной мышечной защиты выявляют только в правой подвздошной области. Более обширная зона мышечного напряжения сви­детельствует о распространении воспаления по брюшине, т. е. о диффузном перитоните. Напряжение мышц брюшной стенки может отсутствовать у лиц с выраженной жировой клетчаткой, многорожавших женщин, престарелых людей, пациентов, находящихся в состоянии алкогольного опьянения.

Скольжение рукой по брюшной стенке через рубашку в направлении от эпигастрия к лонной области позволяет обнаружить (в 60—70%) зону кож­ной гипертензии (болезненности) в правой подвздошной области (симптом Воскресенского).

Для определения болевых симптомов проводят глубокую пальпацию жи­вота. Ее начинают, так же как и поверхностную, с левой стороны вдали от места проецируемой боли. Одним из наиболее информативных признаков является симптом Щеткина—Блюмберга (медленное глубокое надавливание на брюшную стенку всеми сложенными вместе пальцами кисти не влияет на самочувствие пациента, тогда как в момент быстрого отнятия руки боль­ной отмечает появление или резкое усиление боли). При остром аппенди­ците симптом Щеткина—Блюмберга положителен в той части брюшной стенки, которая ближе всего располагается к червеобразному отростку. Симптом обусловлен сотрясением воспаленной брюшины и не является специфическим. Нередко (40%) обнаруживают появление или усиление бо­ли в правой подвздошной области при резком, отрывистом кашле (симптом Кушниренко).

Сотрясение внутренних органов происходит и при симптоме Ровсинга: надавливание левой рукой на брюшную стенку в левой подвздошной облас­ти соответственно расположению нисходящей части ободочной кишки, а правой — на ее вышележащую часть (толчкообразно) вызывает появление или усиление боли в правой подвздошной области.

При повороте больного на левый бок червеобразный отросток становит­ся более доступным для пальпации вследствие смещения влево большого сальника и петель тонкой кишки. При пальпации в этом положении в пра­вой подвздошной области отмечают появление или усиление болезненности (положительный симптом Бартомье).

Если в положении больного на левом боку кистью правой руки медленно сместить петли кишечника снизу вверх и слева направо, а затем во время выдоха резко убрать руку, внутренние органы под влиянием силы тяжести смещаются в исходное положение. Это приводит не только к сотрясению внутренних органов и воспаленной брюшины, но и к натяжению брыжейки отростка, что провоцирует при остром аппендиците резкую боль в правой подвздошной области.

Если воспаленный отросток предлежит к правой подвздошно-пояснич-ной мышце (m. ilcopsoas), TO пальпация правой подвздошной области в мо­мент подъема больным выпрямленной в коленном суставе правой ноги бу­дет вызывать резкую болезненность (симптом Образцова).

Сопоставляя данные перкуссии брюшной стенки, поверхностной и глу­бокой пальпации живота, можно выявить область максимальной выражен­ности симптомов раздражения брюшины, т. е. область наиболее выражен­ного развития воспалительного процесса. При неосложненном остром ап­пендиците она чаще всего проецируется в площадь треугольника, углы ко­торого соответствуют пупку, правой передневерхней ости подвздошной кос­ти и правому лонному бугорку. При осторожном обследовании больного в типичном случае можно определить наиболее болезненную точку. Обычно она располагается на границе между средней и наружной третями линии, соединяющей пупок и правую передневерхнюю ость (точка Мак-Бернея) или на границе между средней и правой третью линии, соединяющей 2 передневерхние ости подвздошных костей (точка Ланца).

Физикальное обследование следует завершить ректальным исследова­нием. При расположении воспаленного отростка на дне пузырно-прямоки-шечного (маточно-прямокишечного) углубления можно установить резкую болезненность правой и передней стенок кишки, что часто позволяет поста­вить окончательный диагноз.

За последние 100 лет различными хирургами было описано более 120 признаков острого аппендицита, но ни один из них не является патогномо-ничным для этого заболевания. Все они указывают лишь на существование острого воспалительного процесса в животе. Хотя типичные признаки (ха­рактерная последовательность развития жалоб, локальная боль, мышечная защита, симптом Щеткина—Блюмберга в правом нижнем квадранте живо­та), если они выявляются у больного, достаточно информативны, их отсут­ствие не исключает диагноз острого аппендицита. Его следует заподозрить у любого пациента с клинической картиной «острого живота», если у боль­ного ранее не удален отросток.

Лабораторная и инструментальная диагностика. При клиническом обсле­довании больных с подозрением на наличие острого аппендицита следует считать обязательным проведение лабораторных и инструментальных ис­следований.

Изменения в крови не являются специфическими, однако они позволя­ют верифицировать острый воспалительный процесс и в сочетании с други­ми признаками подтвердить диагноз. Чаще всего (90%) обнаруживают лей­коцитоз более/л, у 75% больных лейкоцитоз достигает значения 12 • 10 9 /л и более. Кроме того, у 90% больных лейкоцитоз сопровождается сдвигом лейкоцитарной формулы влево, при этом у 2 /з больных обнаружи­вают более 75% нейтрофилов. Однако у 10% больных количество лейко­цитов остается нормальным, а у ВИЧ-инфицированных может выявляться лейкопения.

В анализе мочи у 25% больных обнаруживают незначительное количе­ство эритроцитов и лейкоцитов, что обусловлено распространением воспа­ления на стенку мочеточника (при ретроцекальном ретроперитонеальном расположении отростка) или мочевого пузыря (при тазовом аппендиците).

В ряде случаев целесообразно прибегать к лучевым методам диагностики (обзорная рентгеноскопия органов грудной клетки и брюшной полости, УЗИ, компьютерная томография).

При обзорной рентгеноскопии органов брюшной полости у 80% боль­ных можно выявить один или несколько косвенных признаков острого ап­пендицита: уровень жидкости в слепой кишке и терминальном отделе под­вздошной кишки (симптом «сторожащей петли»), пневматоз подвздошной и правой половины ободочной кишки, деформация медиального контура слепой кишки, нечеткость контура m. ileopsoas. Значительно реже выявляют рентгенопозитивную тень калового камня в проекции червеобразного отро­стка. При перфорации аппендикса иногда обнаруживают газ в свободной брюшной полости.

При наличии стертой клинической картины заболевания, невозможно­сти с уверенностью установить или опровергнуть диагноз острого аппен­дицита, прежде всего у женщин детородного возраста, у пожилых людей и стариков, у детей, показаны УЗИ и/или лапароскопия.

При остром аппендиците воспаленный отросток идентифицируют по данным УЗИ более чем у 90% больных. Его прямыми отличительными при­знаками являются увеличение диаметра червеобразного отростка до 8— 10 мм и более (в норме 4—6 мм), утолщение стенок до 4—6 мм и более (в норме 2 мм), что в поперечном сечении дает характерный симптом «мише­ни» («кокарды»). Косвенными признаками острого аппендицита считают ригидность отростка, изменение его формы (крючковидная, S-образная), наличие конкрементов в его полости, нарушение слоистости его стенки, ин­фильтрация брыжейки, обнаружение скопления жидкости в брюшной по­лости. Точность метода в руках опытного специалиста достигает 95%.

Лапароскопические признаки острого аппендицита можно также разде­лить на прямые и косвенные. К прямым признакам относят видимые изме­нения отростка, ригидность стенок, гиперемию висцеральной брюшины, мелкоточечные кровоизлияния на серозном покрове отростка, наложения фибрина, инфильтрация брыжейки. Непрямые признаки — наличие мутно­го выпота в брюшной полости (чаще всего в правой подвздошной ямке и малом тазу), гиперемия париетальной брюшины в правой подвздошной об­ласти, гиперемия и инфильтрация стенки слепой кишки.

Специфических признаков катарального аппендицита, позволяющих от­личить его при лапароскопии от вторичных изменений отростка (на фоне пельвиоперитонита, аднексита, мезаденита, тифлита), не существует.

При флегмонозном аппендиците отросток утолщен, напряжен, серозная оболочка гиперемирована, имеет геморрагии, налеты фибрина. Брыжейка инфильтрирована, гиперемирована. В правой подвздошной области может быть виден мутный выпот.

При гангренозном аппендиците отросток резко утолщен, зеленовато-черного цвета, неравномерно окрашен, на его серозной оболочке видны множественные очаговые или сливные кровоизлияния, наложения фибри­на, брыжейка резко инфильтрирована. В правой подвздошной области час­то виден мутный серозно-фибринозный выпот. Считают, что диагностиче­ская точность лапароскопии при остром аппендиците составляет 95—98%.

К компьютерной томографии прибегают при осложненном аппендиците с целью дифференциальной диагностики аппендикулярного инфильтрата и опухоли слепой кишки, а также для поиска отграниченных скоплений гноя (абсцессов).

22.1.1. Типичные формы острого аппендицита

Аппендицит — воспалительное заболевание, поэтому крайне важно с са­мого начала обследования на основании оценки клинических и лаборатор­ных данных установить вариант ответной реакции организма больного на воспаление. В начале развития процесса реакция организма строго контро­лируется иммунной системой и носит местный защитный характер. Но при деструктивном аппендиците может возникнуть синдром системной реакции организма на воспаление. Для него характерно повышение температуры те­ла выше 38°С, увеличение частоты дыхания выше 20 в 1 мин, учащение пульса выше 90 в 1 мин, лейкоцитоз вышеили палочкоядерный сдвиг выше 10%. Далеко не всегда эти признаки обнаруживают одновременно.

Так, при нарушении функции двух органов (присутствуют 2 критерия) тя­жесть воспалительной реакции оценивают как легкий синдром. В этом слу­чае врач обязан обратить на это серьезное внимание, воспринять как сим­птом тревоги и определять указанные критерии каждые 2—3 ч. При нару­шении функции трех органов (обнаружены 3 критерия) состояние больного следует оценивать как среднетяжелое, а при 4 симптомах — как тяжелое. Определение указанных параметров в процессе наблюдения за больным яв­ляется строго обязательным, так как позволяет судить о нарастании тяжести воспаления и необходимости принятия срочных мер для лечения.

При остром катаральном аппендиците, встречающемся у 3—5% боль­ных, заболевание обычно начинается с появления тупой, давящей, реже схваткообразной боли в эпигастрии или по всему животу без определенной локализации. Эта боль причиняет пациенту дискомфорт. Через некоторое время боль мигрирует в правый нижний квадрант живота и усиливается, иногда сопровождаясь тошнотой, однократной рвотой. Общее состояние больного остается удовлетворительным. Температура тела не повышена, та­хикардии нет. В правой подвздошной области определяют незначительное мышечное напряжение и локальную болезненность. Симптом Щеткина— Блюмберга у большинства больных отрицательный, в то время как другие признаки (Бартомье, Ситковского, Ровсинга) выявляются достаточно отчет­ливо. В общем анализе крови — незначительный лейкоцитоз (10—12 • 10 9 /л).

В связи с отсутствием специфических патологоанатомических измене­ний в отростке многие врачи отвергают такой диагноз. В сомнительных слу­чаях целесообразно установить наблюдение за больным с измерением тем­пературы тела, пульса и лейкоцитоза. Нарастание отмеченных изменений свидетельствует о прогрессировании воспаления в отростке, что позволяет уточнить диагноз.

Флегмонозный аппендицит — наиболее частая клиническая форма (75— 85%), которую обнаруживают при поступлении больных в стационар. Для него характерна интенсивная постоянная боль, которая четко локализуется в правой подвздошной области, часто принимая пульсирующий характер. Больные жалуются на выраженную тошноту, рвота возникает редко, язык обложен. Наблюдают умеренное отставание при дыхании правого нижнего квадранта живота. Здесь же при пальпации обнаруживают кожную гипере­стезию и выраженное защитное напряжение мышц брюшной стенки. Глу­бокая пальпация этой области сопровождается значительной болезненно­стью, отчетливо проявляются основные симптомы раздражения брюшины (симптом Щеткина—Блюмберга, Ровсинга) и другие симптомы, характер­ные для острого аппендицита (Воскресенского, Ситковского, Бартомье). Температура тела фебрильная (37,6—38,2°С), пульс 80—90 в 1 мин, количе­ство лейкоцитов 12—15 • 10 9 /л. Реакция организма на воспаление при флег-монозном аппендиците не носит черты системной. Имеется четкая тенден­ция к локализации воспаления. Лишь 1—2 признака могут указывать на присутствие SIRS.

Гангренозный аппендицит характеризуется гибелью чувствительных нерв­ных окончаний в стенке отростка, и вследствие этого субъективное ощуще­ние боли значительно снижается и может даже совершенно исчезнуть. На фоне нарастающей интоксикации (бледность кожи и слизистых оболочек, адинамия, выраженная тахикардия — 100—120 ударов в 1 мин) может поя­виться эйфория и неадекватная самооценка. На фоне тошноты возникает повторная рвота. Язык сухой, обложен. При исследовании живота обращает внимание несоответствие — незначительное напряжение мышц брюшной стенки и резкая болезненность при глубокой пальпации в правой подвздошной области. Живот умеренно вздут, перистальтические шумы ослаблены. Симптомы «острого живота» положительные. Температура тела обычно вы­ше 38°С, но нередко бывает нормальной или даже пониженной. Несоответ­ствие частоты пульса уровню температуры тела — характерный для гангре­ны отростка признак («токсические ножницы»). Количество лейкоцитов не­значительно повышено (9—12 тыс.) или находится в пределах нормы, но об­ращает внимание значительный сдвиг в лейкоцитарной формуле в сторону увеличения юных форм нейтрофилов. При гангренозном и перфоративном аппендиците воспаление распространяется на значительную часть брюши­ны, развивается синдром системного ответа на воспаление, который сигна­лизирует о возможности появления распространенного перитонита и сеп­сиса.

Отличительным признаком перфоративного аппендицита является воз­никновение резчайшей боли в правой подвздошной области. Это особенно заметно на предшествующем фоне фазы «мнимого благополучия» при ган­гренозном аппендиците и с трудом различимо при исходно интенсивной, пульсирующей, дергающей боли у больных флегмонозным аппендицитом.

Затем боль становится постоянной, а интенсивность ее непрерывно на­растает. Возникает повторная рвота. Наблюдается значительная тахикардия, язык сухой, обложен. Умеренная резистентность мышц брюшной стенки сменяется выраженным разлитым напряжением, вплоть до развития «доско-образного живота». С течением времени вздутие живота нарастает, пери­стальтика не выслушивается, симптомы раздражения брюшины выявляются на все большей поверхности брюшной стенки (справа налево и снизу вверх). Температура тела значительно повышается, отмечаются гектические размахи. Количество лейкоцитов, как правило, резко повышено, но иногда несколько снижено, что сопровождается резким нейтрофильным сдвигом влево.

22.1.2. Атипичные формы острого аппендицита

Подобные проявления заболевания встречаются у 20—30% больных. Атипизм клинической картины объясняют многообразием вариантов рас­положения червеобразного отростка в животе, а также возрастными и фи­зиологическими вариантами индивидуальной реактивности организма, на­личием или отсутствием признаков системной реакции организма на воспа­ление (табл. 22.1).

Самым частым вариантом атипических форм является ретроцекальный аппендицит (50—60%). В этом случае отросток может тесно предле­жать к правой почке, мочеточнику, поясничным мышцам. Заболевание на­чинается обычно с боли в эпигастрии или в правой половине живота. Если происходит ее миграция, то она локализуется в правой боковой или пояс­ничной области. Боль постоянная малоинтенсивная, как правило, усилива­ется при ходьбе и движении в правом тазобедренном суставе. Развивающая­ся контрактура правой подвздошно-поясничной мышцы может приводить к хромоте на правую ногу. Тошнота и рвота бывают реже, чем при типичном расположении отростка, но раздражение купола слепой кишки обусловли­вает возникновение 2—3-кратного жидкого и кашицеобразного стула. Ир­ритация почки или стенки мочеточника приводит к возникновению дизу­рии. При объективном исследовании отмечают отсутствие ключевого сим­птома — повышения тонуса мышц передней брюшной стенки, но выявляют ригидность поясничных мышц справа. Зона максимальной болезненности локализуется около гребня подвздошной кости или в правой боковой облас­ти живота. Симптом Щеткина—Блюмберга на передней брюшной стенке сомнителен, его можно вызвать лишь в области правого поясничного тре­угольника (Пти). Характерными для ретроцекального аппендицита являют­ся симптом Образцова и болезненность при перкуссии и пальпации пояс­ничной области справа. При исследовании лабораторных данных следует обратить внимание на анализ мочи, где обнаруживают лейкоциты, свежие и выщелоченные эритроциты.

Близость забрюшинной клетчатки, плохое опорожнение отростка вслед­ствие изгибов и деформаций, обусловленных короткой брыжейкой, а зна­чит, и худшие условия кровоснабжения вместе со скудной атипической кли­нической картиной предопределяют склонность к развитию осложненных форм аппендицита.

Низкое или тазовое расположение отростка встречается в 15—20% атипических форм, причем у женщин в 2 раза чаще, чем у мужчин. Отрос­ток может располагаться или над входом в малый таз, или на дне прямоки­шечно-пузырного (маточного) углубления, непосредственно в полости ма­лого таза. В этих условиях боль часто начинается по всему животу, а затем локализуется в первом случае — в лонной области, реже — в левой паховой; во втором — над лоном либо в правой подвздошной области, непосредст­венно над паховой складкой.

Таблица 22.1. Симптоматика острого аппендицита в зависимости от локализации отростка

Близость воспаленного отростка к прямой кишке и мочевому пузырю не­редко вызывает императивный, частый, жидкий стул со слизью (тенезмы), а также учащенное болезненное мочеиспускание (дизурию). Живот при осмотре правильной формы, участвует в акте дыхания. Сложность диагности­ки в том, что напряжение мышц живота и симптом Щеткина—Блюмберга могут отсутствовать. Диагноз уточняется при ректальном исследовании, по­скольку уже в первые часы обнаруживают резкую болезненность передней и правой стенок прямой кишки (симптом Куленкампффа). У детей может одновременно появляться отек и инфильтрация ее стенок.

В связи с частым ранним отграничением воспалительнго процесса тем­пературная и лейкоцитарная реакции при тазовом аппендиците выражены слабее, чем при типичной локализации отростка.

Медиальное расположение отростка встречается у 8—10% больных с атипичными формами аппендицита. При этом отросток смещен к средней линии и располагается близко к корню брыжейки тонкой кишки. Именно поэтому аппендицит при срединном расположении органа харак­теризуется бурным развитием клинических симптомов.

Боль в животе вначале носит разлитой характер, но затем локализуется в области пупка или правом нижнем квадранте живота, сопровождаясь мно­гократной рвотой и высокой лихорадкой. Локальная болезненность, напря­жение мышц живота и симптом Щеткина—Блюмберга наиболее ярко выра­жены около пупка и справа от него. Вследствие рефлекторного раздражения корня брыжейки рано возникает и быстро нарастает вздутие живота из-за пареза кишечника. На фоне увеличивающейся дегидратации появляется ли­хорадка.

При подпеченочном варианте острого аппендицита (2—5% атипичных форм) боль, первоначально появившаяся в подложечной области, перемещается затем в правое подреберье, обычно локализуясь латеральнее проекции желчного пузыря — по переднеподмышечной линии. Пальпация этой области позволяет установить напряжение широких мышц живота, сим­птомы раздражения брюшины, иррадиацию боли в подложечную область. Симптомы Ситковского, Раздольского, Ровсинга бывают положительными. Верифицировать высокое расположение купола слепой кишки можно при об­зорной рентгеноскопии органов брюшной полости. Полезную информацию может дать УЗ И.

Левосторонний острый аппендицит наблюдают крайне ред­ко. Эта форма обусловлена обратным расположением внутренних органов или избыточной подвижностью правой половины ободочной кишки. Кли­нические проявления заболевания отличаются только локализацией всех местных признаков аппендицита в левой подвздошной области. Диагности­ка заболевания облегчается, если врач обнаруживает декстракардию и рас­положение печени в левом подреберье.

Острый аппендицит у детей имеет клинические особенности в младшей возрастной группе (до 3 лет). Незаконченное созревание иммунной системы и недоразвитие большого сальника (он не достигает аппендикса) способствуют быстрому развитию деструктивных изменений в червеобразном отростке, снижают возможность отграничения воспалительного процесса и создают условия для более частого развития осложнений заболевания.

Отличительным признаком развития болезни является преобладание об­щих симптомов над местными. Клиническим эквивалентом боли у детей младшего возраста считают изменение их поведения и отказ от приема пи­щи. Первым объективным симптомом часто бывает лихорадка (39—39,5°С) и многократная рвота (у 45—50%). У 30% детей отмечают частый жидкий стул, который вместе со рвотой приводит к развитию ранней дегидратации.

При осмотре обращают внимание на сухость слизистых оболочек полос­ти рта и тахикардию свыше 100 ударов в 1 мин. Осмотр живота целесообразно проводить в состоянии медикаментозного сна. С этой целью ректаль-но вводят 2% раствор хлоргидрата из расчета 10 мл/год жизни больного. Осмотр во сне позволяет выявить провоцируемую боль, проявляющуюся сгибанием правой ноги в тазобедренном суставе и попыткой оттолкнуть ру­ку хирурга (симптом «правой ручки и правой ножки»). Кроме того, обнару­живают мышечное напряжение, которое во время сна удается дифференци­ровать от активной мышечной защиты. Ту же реакцию, что и пальпация жи­вота, вызывает и перкуссия передней брюшной стенки, проводимая слева направо. В крови у детей до 3 лет обнаруживают выраженный лейкоцитоз (15—18 • 10 9 /л) с нейтрофильным сдвигом.

У больных пожилого и старческого возраста (около 10% всех пациентов с острым аппендицитом) пониженная реактивность орга­низма, склероз всех слоев стенки отростка, а также кровеносных сосудов, питающих аппендикс, предопределяют, с одной стороны, стертость клини­ческих проявлений острого аппендицита, с другой — преобладание деструк­тивных форм.

Физиологическое повышение порога болевой чувствительности приво­дит к тому, что многие пациенты упускают из виду возникновение эпигастральной фазы болей и связывают начало болезни с болью в правой под­вздошной области, интенсивность которой варьирует от сильной до незна­чительной. Тошнота и рвота возникают реже, чем у людей зрелого возраста. Задержку стула, характерную для аппендицита, больные часто объясняют привычным запором.

При обследовании следует обратить внимание на выраженное общее не­домогание, сухость слизистых оболочек полости рта на фоне вздутия живо­та, обусловленного парезом кишечника. Хотя вследствие возрастной релак­сации брюшной стенки мышечное напряжение над очагом поражения вы­ражено незначительно, кардинальный симптом — локальную болезнен­ность при пальпации и перкуссии над местом расположения червеобразного отростка — обычно выявляют. Часто симптомы Щеткина—Блюмберга, Вос­кресенского, Ситковского, Ровсинга выражены нечетко, имеют стертую форму. Температура тела даже при деструктивном аппендиците остается нормальной или повышается до субфебрильных значений. Количество лей­коцитов также нормально или повышено до 8—12* 10 9 /л, нейтрофильный сдвиг не выражен. У стариков чаще, чем у лиц среднего возраста, возникает аппендикулярный инфильтрат, характеризующийся медленным вялотеку­щим течением. Отсутствие указаний на острый приступ боли в животе, пер­вое обращение к врачу в фазу плотного инфильтрата в правой подвздошной области заставляют врача проводить дифференциальный диагноз между ап­пендикулярным инфильтратом и раком слепой кишки.

22.1.3. Острый аппендицит у беременных

Острый аппендицит — самая частая причина неотложных хирургических операций у беременных. Частота его возникновения варьирует от 1:700 до 1:3000 беременных. Около 50% случаев приходится на II триместр, еще 50% — на I и III триместры беременности.

Проявления симптомов острого живота у беременных редуцированы вследствие гормональных, метаболических и физиологических изменений, связанных с беременностью, которые меняют облик болезни и сохраняются в течение всего периода вынашивания плода. Основное значение в развитии изменений клиники острого аппендицита имеют прогрессирующая рела сация мышц передней брюшной стенки и смещение внутренних органов: аппен­дикс и слепая кишка смещаются крани-ально, брюшная стенка поднимается и отодвигается от отростка, большой саль­ник после перемещения вверх не может окутать отросток (рис. 22.2). Кроме того, для беременных характерны физиологи­ческий лейкоцитоз, анемия, увеличение концентрации в крови щелочной фос-фатазы и амилазы (плацентарных), сни­жение воспалительного ответа, частые гастроинтестинальные жалобы (из-за высокого уровня половых стероидов). Наиболее яркие отличия от типичного течения острого аппендицита воз­никают во второй половине беременности. Заболевание начинается внезап­ной резкой болью в животе, которая приобретает постоянный ноющий ха­рактер и перемещается в место локализации отростка (правый боковой от­дел живота, правое подреберье). Нередко появляющиеся тошнота и рвота не имеют диагностического значения, так как присущи беременным. У 35— 40% больных выявляют тахикардию свыше 100 ударов в 1 мин, у 20% — температура тела достигает 38°С и выше. Только у половины беременных при аппендиците определяют незначительное напряжение мышц передней брюшной стенки, другие симптомы раздражения брюшины могут также от­сутствовать. При обследовании обращают внимание на усиление боли в жи­воте при повороте тела с левого бока на правый (симптом Тараненко), со­хранение местоположения участка максимально выраженной боли и болез­ненности при повороте справа налево (симптом Alder). Необходимо отме­тить, что у 60% больных лейкоцитоз свыше 15 • 10 9 /л. Для визуализации от­ростка следует чаще применять УЗИ. В среднем диагностический период у беременных от начала боли в животе до установления диагноза длится до 60 ч.

Рис. 22.2. Оттеснение слепой кишки маткой при различных сроках беременности.

1 — при беременности до 10 нед; 2 — при беременности 11—20 нед; 3 — при беременности 21—30 нед; 4 — при бе­ременности 31—40 нед.

Указанные объективные (анатомо-физиологические) и субъективные фак­торы создают условия для запоздалой диагностики и развития осложненных форм аппендицита, что может привести к прерыванию беременности и гибе­ли плода. Поскольку перитонит, а не аппендэктомия определяет риск леталь­ного исхода у матери и фетальной смертности, то именно ранняя операция у беременной женщины спасает две жизни при обоснованном подозрении на аппендицит.

22.1.4. Острый аппендицит у ВИЧ-инфицированных

Причиной острого аппендицита у ВИЧ-инфицированных является или оппортунистическая инфекция (цитомегаловирус, микобактерии туберкуле­за, пневмококки, криптоспоридии), или окклюзия отростка опухолью, ха­рактерной для стадии СПИДа (саркома Калоши, неходжкинская лимфома).

Существенных особенностей клинической картины аппендицита при ви-русоносительстве (I и II стадия болезни) нет, они появляются на стадиях вторичных заболеваний (III) и собственно СПИДа (IV). Именно для этих пациентов характерны выраженный дефицит массы тела, низкий уровень сывороточных белков. При фоновой цитомегаловирусной инфекции при­ступу острой боли в животе может предшествовать длительная, упорная ноющая хроническая боль в правой подвздошной области. Развертывание локальной картины острого аппендицита не сопровождается лейкоцитозом у 80—100% больных. Как правило, значительно чаще, чем в популяции, об­наруживают гангренозный и перфоративный аппендицит, периаппендику-лярный абсцесс. Считают, что масками острого аппендицита у этой катего­рии больных часто бывают вирусный мезаденит и туберкулезный абсцесс. В диагностике заболевания и его осложнений следует чаще использовать УЗИ и компьютерную томографию, а также лапароскопию. Послеоперационный период характеризуется длительной лихорадкой, лейкопенией с абсолютной лимфопенией.

22.1.5. Осложнения острого аппендицита

К осложнениям острого аппендицита относят аппендикулярный ин­фильтрат, локальные скопления гноя (абсцессы) в брюшной полости (тазо­вый, межкишечный, поддиафрагмальный), распространенный перитонит и пилефлебит — септический тромбофлебит воротной вены и ее ветвей.

Аппендикулярный инфильтрат — это конгломерат спаянных между собой органов, располагающихся вокруг воспаленного червеобразно­го отростка, отграничивающих его от свободной брюшной полости. Ин­фильтрат осложняет течение аппендицита в 3 — 5% случаев и развивается спустя 3—5 дней от начала заболевания. Интенсивность боли в животе при этом снижается, в покое она почти полностью исчезает или меняет харак­тер, становясь тупой, нечетко локализованной, несколько усиливаясь лишь при ходьбе. Температура тела нормализуется или снижается до субфебрильной.

На фоне убывающей клинической симптоматики в брюшной полости начинает прощупываться различных размеров воспалительный инфильтрат. Сначала пальпируемое образование имеет нечеткие контуры, болезненно. Затем боль исчезает, а контуры «опухоли» приобретают четкую форму, сам инфильтрат становится плотным. Если инфильтрат предлежит к париеталь­ной брюшине (правая подвздошная область, малый таз), то он практически не смещается при пальпации. Над инфильтратом тонус мышц брюшной стенки незначительно повышен; в стороне от него — живот мягкий, безбо­лезненный. Симптомы раздражения отсутствуют, лейкоцитоз, как правило, умеренный с незначительным нейтрофильным сдвигом.

Исходом аппендикулярного инфильтрата может быть либо его полное рассасывание, либо абсцедирование. В типичных случаях воспалительная «опухоль» рассасывается за 1,5—2,5 нед. По мере рассасывания инфильтрата исчезают боль в животе и болезненность при пальпации. Температура тела и картина крови становятся нормальными.

Вследствие нагноения инфильтрата возобновляются боль в животе и бо­лезненность при пальпации. Повышается температура тела, принимающая гектический характер, бывают озноб и тахикардия. Объективно — границы инфильтрата расширяются, становятся нечеткими, пальпация образования резко болезненна. Если инфильтрат предлежит к брюшной стенке, то иногда удается выявить его размягчение и флюктуацию. Как правило, в этой фазе процесса над инфильтратом определяют симптомы раздражения брю­шины.

Абсцессы могут образовываться не только вокруг червеобразного от­ростка, но и в других местах брюшной полости вследствие осумковывания инфицированного выпота, внутрибрюшных гематом или несостоятельности швов культи аппендикса. В связи с этим возникают тазовый, межкишечный и поддиафрагмальный абсцессы. Для поиска гнойников целесообразно ис­пользовать УЗИ и компьютерную томографию. Тазовый абсцесс можно вы­явить при ректальном (вагинальном) исследовании.

Распространенный гнойный перитонит осложняет течение острого аппендицита у 1% больных, однако при перфоративном аппенди­ците его наблюдают у 8—10% пациентов. Перитонит является основной причиной смерти больных при остром аппендиците (см. главу «Перито­нит»).

Самым редким и наиболее тяжелым осложнением острого аппендицита является пилефлебит — септический тромбофлебит воротной вены и ее ветвей. Пилефлебит развивается, как правило, после аппендэктомии. В этом случае с первого дня после операции нарастает тяжесть состояния, по­являются гектическая лихорадка, резкое вздутие живота, равномерная бо­лезненность в его правой половине без выраженных симптомов раздраже­ния брюшины. При переходе воспалительного процесса на печеночные ве­ны возникают желтуха, гепатомегалия, прогрессирует печеночно-почечная недостаточность, которая приводит к смерти больного. При относительно медленном развитии тромбофлебита необходимо резецировать всю брыжей­ку гангренозно-измененного отростка с тромбированными венами.

22.1.6. Дифференциальная диагностика

Поскольку проведение дифференциальной диагностики требует затрат времени, целесообразно проводить ее в определенной последовательности: 1) сначала исключают сходные по клинической картине другие острые хи­рургические заболевания органов брюшной полости, требующие срочной операции; 2) затем — острые заболевания органов живота, не требующие ургентной хирургической помощи; 3) наконец исключают другие нехирур­гические заболевания, протекающие под маской «острого живота». Естест­венно, такое разделение носит условный характер, поскольку анализ клини­ческой симптоматики разных заболеваний проводят одновременно, а до­полнительные методы исследования производят в определенной последова­тельности — от простых к сложным, стремясь отбирать наиболее информа­тивные.

1. Острые заболевания, требующие срочной операции. Перфоративная язва желудка и двенадцатиперстной кишки отличается от острого аппендицита наличием классической триады симптомов (у 70— 80%): анамнез язвенной болезни, внезапная кинжальная боль в эпигаст-ральной области, «доскообразное» напряжение мышц брюшной стенки. Кроме того, при перфорации язвы редко бывает рвота, температура тела в первые часы не повышена. Кроме того, можно определить свободный газ в брюшной полости как перкуторно (исчезновение печеночной тупости), так и рентгенологически (светлая полоска газа под куполом диафрагмы). Сле­дует помнить о том, что попавшее в брюшную полость содержимое и вос­палительный экссудат спускаются по правому боковому каналу в правую подвздошную ямку. Соответственно этому боль из эпигастрия перемещает­ся в правый нижний квадрант живота, что может напоминать характерный для аппендицита симптом «перемещения боли» (Кохера—Волковича). Но при перфорации язвы боль именно распространяется, а не перемещается из эпигастрия в гипогастрий. При прободной язве боль, болезненность, защит­ное напряжение в верхней части живота, симптомы раздражения брюшины в эпигастрии сохраняются, увеличивается лишь площадь брюшной стенки, где эти симптомы можно определить. У больных острым аппендицитом при «миграции» боли и болезненности в правую подвздошную область призна­ков раздражения брюшины в остальных отделах живота не определяют.

Острая кишечная непроходимость может напомнить атипич­но протекающий острый аппендицит. Диагностической ошибки можно из­бежать, если учесть, что боль при острой кишечной непроходимости сопро­вождается многократной рвотой, не приносящей облегчения, при пальпа­ции живота признаки раздражения брюшины не выявляются, а во время рентгенологического исследования органов брюшной полости в петлях ки­шечника обнаруживают уровни жидкости («чаши Клойбера»). У детей при­чиной непроходимости могут быть инвагинация кишечника, его пороки развития, а также врожденные спайки в области илеоцекального угла.

Для нарушенной трубной беременности типично появление острой схваткообразной боли внизу живота, иррадиирующей в надплечье, поясницу, прямую кишку. Появлению боли предшествует задержка очеред­ной менструации. Боль в животе сопровождается симптомами внутреннего кровотечения (общая слабость, головокружение, кратковременный обмо­рок). При осмотре обращают внимание на бледность кожи и слизистых оболочек, частый мягкий пульс. Больные предпочитают сидеть, так как в горизонтальном положении кровь раздражает диафрагмальную брюшину, что проявляется болью в надплечье (симптом «ваньки-встаньки»). Отличи­тельным признаком является несоответствие между интенсивностью боли в животе и практически полным отсутствием мышечной защиты (живот оста­ется мягким!). При положительных симптомах раздражения брюшины в от­логих местах живота при значительном скоплении крови в животе можно определить притупление перкуторного звука. Вагинальное исследование по­могает уточнить диагноз: обнаруживают выбухание заднего свода, утолще­ние и размягчение шейки матки, болезненность стенок прямокишечно-ма­точного угулубления. Маятникообразные смещения шейки матки болезнен­ны (симптом Промптова); матка, как правило, увеличена, часто определя­ются темно-коричневые выделения. В анализе крови — картина нормо-хромной анемии.

При перекрутах и разрывах больших кист яичников, которые протекают как внематочная беременность, иногда удается при би­мануальном вагинальном исследовании пропальпировать округлое, объем­ное образование с плотной поверхностью.

Для продолжения скачивания необходимо собрать картинку:

Источник: http://studfiles.net/preview//page:2/